gototopgototop
d731b229
   
Размер текста

Году Российской истории посвящается - Лучшие работы: Сергиенко Татьяна Андреевна

Индекс материала
Году Российской истории посвящается
Лучшие работы: Гробовая Галина Николаевна
Лучшие работы: Новопашина Валентина Ивановна
Лучшие работы: Сергиенко Татьяна Андреевна
Все страницы

 Автор: Сергиенко Татьяна Андреевна

Пожар в городе Игарка. 1962 год


Я родилась в 1954 году. Жили мы в старом городе по улице Шмидта, дом 34. Когда был пожар, мне было 8 лет. После пожара старый город не пострадал. Новый город от пожара изменился до неузнаваемости. Мне запомнился новый город до пожара. Мама брала меня к своей приятельнице по работе к тете Зое Гириной, она жила в новом городе по Морской улице. Помню, мы шли к ней от остановки по деревянной дороге, рядом находились узкие деревянные тротуары, доски были сбитые огромными гвоздями. По дороге нам попадались одноэтажные деревянные дома, они были построены с завалинками, около домов находились палисадники, там росли цветы, за домами были небольшие огороды, люди держали животных: коров, свиней, куриц. Тетя Зоя жила в деревянном двухэтажном доме с балконами, вокруг дома был палисадник, там росла высокая сочная трава и деревья. Рядом стояли сараи. На крыше сарая была построена голубятня, там находилось много голубей. Около всех домов было чисто, уютно. Вечером мы с мамой возвращались домой, напротив памятника Ленина находилась танцплощадка, там играл духовой оркестр, на танцы ходили только взрослые, кому было за 30 лет. Народу было много. Я с чувством детского восторга смотрела на танцующие пары.

Помню, в летние время проходили гуляния в речпорту, Мама нас тоже туда возила. Там было много народу. Люди располагались со своими семьями на траве. Вид был красивый, мы любовались природой и Енисеем, на реке стояли огромные морские суда. Играла музыка через громкоговоритель. На берегу находились буфеты, куда мы бегали за сладостями, а там продавали газированную воду с сиропом и без сиропа. Рядом находился парк для детей, там было так красиво. При входе в парк был деревянный тротуар, везде была зеленая трава, росли высокие хвойные деревья, было чисто, везде стояли мусорницы. В парке были качели, карусели, самолёты, проходили различные аттракционы. Мне запомнились соревнования на высоких ходулях. Когда мы возвращались домой, я видела негров, до пожара к нам приходили иностранные суда. Я помню к ним бежали ребятишки и просили у них жвачку: «Камрад, гумма ее». Они их угощали, угостили и нас с братом, вкус жвачки был необыкновенный, он до сих пор стоит у меня во рту.

27 июля 1962 года большой игарский пожар полностью уничтожил склад готовой продукции комбината и 159 тысяч кубометров экспортных пиломатериалов, хранившихся на нём. В огне пожара, перекинувшегося на город, сгорели 65 жилых и административных зданий, два магазина и контора рыбкоопа, родильный дом, аптека, ясли, два только что отстроенных общежития Северного городка, сгорел деревянный мост через Медвежий лог. Кроме жилья, город понёс невосполнимые утраты - огонь уничтожил двухэтажные здания, в том числе музей и интерклуб.

Вот что вспоминают очевидцы об этом:

Воспоминания Левашовой Клавдии Федоровны:

Левашова Клавдия Федоровна это моя мама. « Во время пожара мне было 35 лет. Я работала на ЛПК во 2-м лесоцехе торцовщицей посменно. В этот день я работала во вторую смену. День был жаркий, я постирала бельё и пошла его полоскать на Игарскую протоку. Вдруг я услышала сирену и увидела высокий столб черного дыма. Когда я вернулась домой, на улице было очень много народу, была паника. Люди кричали, плакали от испуга. Я залезла на крышу нашего двухэтажного дома, было такое впечатление, что огонь был близко, горящие доски преодолевали большие расстояния, приземлялись на крыши домов и во дворы. В то время я думала только о своей дочери, которая была в пионерском лагере. Я не знала, что с ней, как к ней добраться, побежала к протоке, там никого не было, знала, что больше никаким путём я не доберусь в новый город, так как он горел. Жителям старого города было предложено брать документы и идти к Игарской протоке. Но мы с соседями решили остаться в своём доме, мы залезли на крышу и всю ночь провели там. Гузанова Альбина, Уланова Тоня, Середа Катя, Никонова Валя и я сидели на крыше дома, наблюдали за пожаром, так как к ЛПК никого не пускали. Вся душа моя выболела в то время, я думала о дочери, переживала за неё. Когда закончился пожар, я бежала из старого города до пионерского лагеря около 10 км без остановок, город был весь в дыму, я задыхалась от угарного дыма, в голове моей были разные мысли о дочери, в новом городе я видела, как догорали дома, лежали везде горящие головёшки. Не только взрослые, но и ребятишки помогали тушить огонь, вручную таскали воду тазиками и ведрами. В этой беде я увидела сплоченность людей».

Воспоминания Сергиенко (Нагибиной) Татьяны Андреевны:

« В 1962 году мне было 8 лет. Я отдыхала в пионерском лагере «Мечта», который находился за нашим городом на берегу Енисея. Утром мы позавтракали, на линейке нам вожатые сказали, что сегодня будет жарко, и мы пойдем купаться на Енисей. Из нашего отряда я первая увидела столб дыма и сообщила об этом вожатым. Они полезли на крышу. Спускаясь с крыши, они в панике стали кричать. Была дана команда построиться всем четырём отрядам. Пока мы строились, в это время привезли детей из детских садов города. Они были все напуганы, от страха плакали, плакали и мы. Всех детей нужно было эвакуировать, так как рядом с лагерем находилась нефтебаза. Нас повели к Енисею, чтобы перевезти в Старую Игарку на противоположный берег Енисея. Мы видели, как пассажирские пароходы и иностранные суда проплывали мимо нас. Мы им кричали до хрипоты, но никто не подавал нам гудков, тогда мне стало страшнее, что мы никому не были нужны. Нас повезли на двух катерах, я познакомилась с Катей, привезли из садика «Мотылёк», ей было 4 годика, она плакала и тряслась от испуга, а я успокаивала. Когда мы приехали в Старую Игарку, помню, у меня было такое бессилие от испуга и переживания, что я не в состоянии была подняться от берега к Старой Игарке, мне помогала наша вожатая. Я помню, там был такой воздух свежий, огромные огороды, коровы. В Старой Игарке нас поселили в большой длинный дом. Мы зашли в этот дом с плачем, женщины нас успокаивали. Нас посадили за огромный стол, налили молоко и дали горячий хлеб. После этого мы пошли все на берег. С берега Старой Игарки был хорошо виден наш город, я видела красные языки огня и черный дым. До сих пор у меня этот пожар стоит перед глазами, хотя прошло уже 50 лет. Я время думала о маме и брате, где они, что с ними, мне в голову приходили всякие мысли. На следующий день мы вернулись в пионерский лагерь. К нам в лагерь стали приходить родители, я с нетерпением ждала свою маму, постоянно выбегала на дорогу. Вблизи лагеря было очень много дыма, я всматривалась во всех прохожих и вдруг вдали я увидела свою маму. Я бежала к ней навстречу и про себя думала: «Жива, жива моя мамочка». Мы с ней встретились, обнялись и долго плакали, она меня на радостях целовала, обнимала, лицо было в копоти от дыма. Я взяла в лагере свои вещи, и мы пошли с мамой домой. Когда мы подходили к новому городу, стоял удушливый дым, долгое время мы шли по горящим головёшкам, у меня подошва на тапочках прогорела. Я видела, как дома догорали, на пути нам попадались обуглевшиеся вещи, выгоревшая трава, деревья. Мы шли, и мне было очень страшно и больно это видеть. Когда подошли к старому городу, я видела людей, которые стояли на дороге, одна женщина подошла к маме и попросила чтобы мама взяла с мужем к себе, так как их дом сгорел, маме было жалко их, и она без всякого сомнения согласилась. В одной комнате жили мы - мама, брат и я, а в другой - тетя Люба и дядя Вова. Они тоже работали на ЛПК. Мама сразу же поделилась своими вещами с тетей Любой. Жили мы дружно. Мама каждое воскресенье стряпала для всех пирожки с картошкой и капустой. Мы были как одна семья. Как-то мама пришла с работы уставшая, дома хлеба не было, на улице был мороз -56 градусов. Я пошла в магазин, напротив нас был «16-й магазин», зашла в магазин «Чайка», хлеба нигде не было. Пришлось мне идти наверх в магазин «8 марта», около ДК ЛПК. Там я купила хлеб и трёхлитровую банку красных маринованных помидор за 1руб. 15 коп. Помню, мама меня сильно ругала, так как она мне дала последние 5 руб. Но тетя Люба за меня заступилась, дала маме в долг деньги. Однажды мы собрались с ребятами в нашей ограде. Вася Чикуриди был старше нас и сильно избалованный, у него был велосипед, он спросил: «Кто может засунуть палец в шестерёнку», я засунула правый пальчик, а он крутанул педаль. Мой палец сразу же оборвался, висел на одном сухожилии, я громко кричала от боли, кровь лилась фонтаном. Мама была на работе, а тетя Люба была дома, она подбежала ко мне, обмотала палец бинтом, какими-то тряпками, но кровь проходила равно, тогда она обмотала шалью. Договорилась с соседом, они увезли меня в медпункт. Маму вызвали с работы, она слезно просила хирурга, чтобы пальчик у меня не был культяпый, чтобы его пришили. Я благодарна маме, что она приняла правильное решение. Очень часто я мыла общий коридор за нас и за тетю Любу, воду нам привозили один раз в неделю, во вторник, когда были все на работе, я носила воду на две семьи. Мы жили на втором этаже, таскать воду было тяжело, ведра были 10-литровые, я носила полведра. За мою доброту и заботу тетя Люба купила мне китайский шерстяной шарф, на нем были яркие разноцветные полосы, шарф был мягкий и теплый. Таких вещей я ни разу не носила, радости не было предела. Я его носила сначала только по праздникам. Помню, мы с ребятишками просили дядю Вову, чтобы он нам приносил влажные доски с комбината, мы прыгали на них. В своей ограде мы с ребятами устраивали концерты на радость своим родителям и соседям. Дядя Вова сделал для нас сцену. Моя мама умела хорошо шить, когда тётя Люба узнала об этом, они подарили ей швейную машинку. Мама из дешевой ткани шила нам с братом красивые вещи, мне юбку «татьянка», платье на кокетке. Брату - спортивную рубашку с накладными карманами. Мама себе и тёте Любе шила приталенные модные платья и юбки, а дяде Володе сшила костюм -пиджак и брюки в дудочку, а также выполняла заказы, стяжила фуфайки. Тетя Люба с дядей Вовой у нас прожили 2 года, мы так сроднились с ними. Нам было трудно с ними расставаться. На все праздники они приезжали к нам. Мы с мамой лепили много пельменей и замораживали их в сарае, когда наши соседи уезжали домой, мама им давала с собой мороженые пельмени. Пока они жили в Игарке, мы с ними поддерживали тесную связь. В 70-х годах они уехали к себе на Украину, даже оттуда они нас не забывали. Помню, зимой мы получили от них посылку с салом. В 1986 году мне пришлось побывать в Киеве. За это время я закончила училище, институт. В летнее время я работала экскурсоводом в Игарском турбюро. Мне турбюро предложило везти группу из ЛПК в Киев. Там я встретилась с тетей Любой и дядей Вовой. При встрече были слёзы радости. Я была уже взрослой, не та Таня, которая была в 60- х годах. Встреча проходила в тёплой обстановке. Мы вспоминали дни после пожара, как они жили у нас, мы с ними плакали, чему-то радовались, они расспрашивали у меня про маму, маме они были благодарны за то, что она им помогла в трудную минуту. На память нашей семье они подарили украинскую хрустальную вазу. До сих пор стоит эта ваза у мамы дома в Шушенском, она часто вспоминает добрыми словами тетю Любу и дядю Володю».

Воспоминания Мельковой Галины Федоровны:

«Я жила в старом городе. До пожара лежала в больнице. Когда я увидела пожар, я побежала в старый город домой через мост. Ветер повернул в сторону нового города, люди выбегали из своих домов, слышала детский плач, люди в панике били окна в своих домах и выбрасывали вещи на улицу. В такой суматохе я не замечала, как мне попадали горящие угольки на волосы, и я их скидывала с головы, а когда прибежала домой, мой нейлоновый платок весь сгорел. Пожар был очень сильный, на небе солнце было похоже на желток. Небо было черное. Люди в панике собирали свои вещи и вытаскивали их на улицу. Пожар тушили с вертолетов и самолетов ИЛ-2. Пожарные танки ехали прямо в огонь и стреляли из пушки водой. После пожара несколько дней стоял дым, везде были головешки, было все черное, стояли обгоревшие дома».

Воспоминания Макары (Карской) Ольги Львовны:

В то время мне было 10 лет. Жила я на втором участке в одноэтажном бревенчатом доме. В жаркий июльский день я с подружками играла около дома с маленьким резиновым мячом в «в десятки - девятки», как вдруг кто-то из проходящих мимо закричал: «Пожар-пожар!» Все девчонки полезли на крышу дома, чтобы посмотреть, где случился пожар. Взобравшись на самую высокую точку крыши, мы увидели, как над территорией ЛПК поднимался огромный столб дыма и большие языки пламени. Пожар разгорался быстро и с такой силой, что слышен был треск горевших штабелей пиломатериалов, доски взлетали вверх, как перышки, перелетая с одного пакета на другой. Люди спасали своё имущество, вытаскивали все из своих домов. Пожарные не могли справиться с огнем, все работники комбината бежали на помощь, но пожар не прекращался. Пожар бушевал очень долго, много было потрясений и переживаний. После пожара было страшно смотреть на сгоревшие развалины домов, на выжженную траву, обгоревшие деревья и всю территорию комбината».

Воспоминания Виктора Никитича Дорожкина:

«В этот день мы с женой находились дома, в окно залетела горящая палка. Вдруг загорелся деревянный подоконник. Мы бросились к бочке с водой и начали черпать воду ковшами и тушить подоконник. Когда мы выбежали на улицу, то с ужасом смотрели на то, что творилось в городе. На улице было жарко. Дул ветер в сторону нового города. Горящие доски падали на крыши домов, сараев. Люди были в панике, со всех сторон были слышны плач, крики».

Воспоминания Гробовой (Кочетовой) Галины Николаевны:

«В то время мне было 12 лет. Жили мы в старой части города по улице Пионерской. В этот день стояла жаркая погода. Мы с друзьями находились на речке, на берегу стояло много деревянных лодок, рядом с которыми ребятишки устраивали свои игры. Все с удовольствием ныряли, плавали и вдруг услышали громкую сирену. Над территорией ЛПК увидели три столба огромного дыма. Мы бросились бежать к месту пожара, мимо нас на большой скорости проезжали пожарные машины и машины скорой помощи. Все население из старого города бежало, все хотели оказать помощь при тушении пожара. Нас не пускали на территорию ЛПК и приказали быстро уходить домой и находиться дома. Надо себе представить, какой силы был огненный смерч, который образовался при горении штабелей пиломатериалов, хранившихся на складе готовой продукции лесокомбината. Он, как пушинки, захватывал горящие головешки и кидал их на большое расстояние на противоположный берег лога, где стояли жилые дома игарчан, и музей, который пользовался большим интересом у горожан. В тот июльский день многие жители города остались без жилья. Все дома на склоне сгорели в пламени пожара. Сгорел деревянный мост, соединяющий старый и новый город. В то время в протоке стояло много иностранных морских судов. Во время пожара все эти суда вышли из протоки на Енисей, подальше от очага пожара. Никто из иностранцев не оказал никакой помощи при тушении пожара, хотя могли. На этих судах были установлены мощные насосы, которые могли подавать воду прямо с судна в очаг возгорания. Пожар тушили своими средствами, которых не хватало. Последствия пожара были ужасными».
Воспоминания Зенченко Ольги Ивановны:
«Когда был пожар, мне было 12 лет. Жили мы в новом городе по Морской улице, в двухэтажном доме. День был жаркий, ветер дул в сторону нового города. Горящие доски летели на дома, горела трава. Все было деревянное, поэтому огонь быстро уничтожал на своем пути. Было очень страшно. Над городом стояло большое красное облако от огня, дыма и пепла. Жители старого города бежали к мосту в новый город на помощь. Все тушили пожар: и стар и мал. Мужчины стояли на крыше, а женщины и дети носили ведра с водой. Мужчины поливали, так как деревянные дома быстро нагревались от огня и солнца. Жители спасали домашних животных: коров, свиней, кур. На следующий день после пожара люди ходили по пепелищу. Под углями был еще огонь, стояли кирпичные трубы от печек, обугленные кровати, битые стекла, посуда в саже, ведра, тазы. Прошло 50 лет после пожара, все заросло травой, кустарниками. Сама природа плачет, вспоминая эту трагедию».

Воспоминания Фоминой Татьяны Николаевы:

«Наш дом стоял в Медвежьем логу, это был частный дом. Располагался он совсем близко к ручью в логу, на склоне. С противоположной стороны на другом склоне за забором был уже лесокомбинат. Улица наша называлась Пионерской, позднее это название перешло к другой улице в старом городе, которая именовалась Трудовой. В начале пожара ветер дул в сторону старого города. В этот день стояла жаркая и ветреная погода. Но потом ветер поменял направление и подул в сторону нового города, т. е. в нашу сторону. Вначале родители вместе с соседями пытались отстоять дом, поливали его с крыши водой, но было очень жарко, сильный ветер, вода кипела в ручье. Стали выносить вещи подальше от дома и от комбината. Доски и головешки от горевшего дерева летели через нашу улицу дальше и там стали гореть дома. Наш дом оказался в кольце огня. Дом и все вещи сгорели. До сих пор страшно вспоминать эту историю, то горе, что перенесли мы».

Воспоминания Труной (Поповой) Ларисы Львовны:

«Во время страшного пожара в 1962 года мне было 5 лет, но я помню панику в городе. Мама и бабушка собирали вещи, связывали в узлы и были готовы покинуть квартиру. Мы жили в новом городе по улице Орджоникидзе. Помню дым клубился, летали головешки, было очень страшно. После пожара пепелище долго вызывал страх у людей, люди долго рылись в пепле, старались найти несгоревшие свои вещи».

Воспоминания Яковлевой Амалии Александровны:

«В этот день я была на работе - на приёмке леса и вдруг неожиданно увидела столб дыма на бирже сырья. Заводы подавали громкие гудки, все бросили работу и побежали на биржу. Сильный ветер поднимал горящие доски до Северного городка. Загорелся мост между Северным городком и Старым городом. Иностранные суда отказались тушить пожар и отплыли дальше от берега. Люди в панике выбегали из домов. Взрослые и дети поливали дома, чтобы огонь не распространялся дальше. На помощь пожарникам были вызваны самолёты для тушения. Люди дежурили день и ночь, поддерживали друг друга. Пожар тушили 2 дня. Новый город сильно пострадал».

Возрождение города после пожара

Весь мир облетела весть о пожаре в Игарке. Только в нашей стране о нем ничего не было сказано. Игарку не оставили один на один со своей бедой. В город приехали сотни строительных бригад. Приезжие жили в палаточном городке. Позднее эту улицу назовут в честь Строителей. Перед строителями стояла, казалось, невыполнимая задача: за 80 дней, оставшихся до зимы, необходимо было построить 26 домов. Город представлял большую строительную площадку. Новостройка преобразила его до неузнаваемости. В каждом уголке Игарки шло какое-либо строительство. К осени была построена новая дорога по мосту через Медвежий ручей, которая связала обе части города. Советское государство все сделало для того, чтобы наш город жил и трудился на благо Родины. Игарские лесопильщики за свой ударный труд были удостоены большой награды Родины Ордена «Знак почета», который был вручен городу в 1979 году. 



Комментарии:  

#1 А.Т. » 01.01.2013 23:01

Уважаемые Игарчане ! По работе мне понадобилась информация о Вечной Мерзлоте, никогда не был и не видел что это такое, случайно вышел на Ваш Музей и поразился, такое обилие Творчества и Добрых людей на почти краю света ! Теперь Игарка стала ближе, буду чаще заходить на Ваш сайт, я Вам искренне сочувствую в Вашей борьбе против засилья чиновников - как у Гоголя и Островского в Х1Х веке, надеюсь что ВЫ победите как наша Родина в 1812 и в 1945. Подумалось : Вам необходимо сделать рекламу на английском языке, выйти на международный уровень - уверен должны появиться люди готовые заплатить чтобы увидеть ЕДИНСТВЕННЫЙ в Мире Музей и красоты естественной Природы !!! Успехов Вам и лучшего достойного Будущего ! Александр
0 +−

А.Т.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Навигация сайта

Семейство Лансере-Бенуа

Регистрация